- Московская государственная академия водного транспорта - https://msawt.ru -

 – Почему один человек – герой, а другой – нет? – удивился

юноша. – Что такое он делал?

– Он делал всё то, что боялись и не хотели делать другие

люди, – ответил Учитель. – На войне героем быть легко.

Гораздо труднее им быть в мирное время.

 

Теплый штиль и бушующий шторм, маленькие портовые города и большие далекие страны, неизвестные уголки России и чарующая неизведанность новых земель. Казалось бы, профессия моряка – самая романтичная на свете. Однако каждый рейс – это проверка на прочность.

О своих впечатлениях от плавательной практики 2019 года рассказывают курсанты факультета Судовождения Московской государственной академии водного транспорта.

 

Баранова Влада:

image1 [1]— Моя практика проходила на пассажирском круизном судне «Князь Владимир». Его маршрут пролегал через отечественные пассажирские порты побережья Чёрного моря: Сочи, Новороссийск, Ялта, Севастополь. Как оказалось, попасть на данное судно практиканту, да ещё и девушке, не так уж и просто. Но огромное желание попасть именно на пассажирское круизное судно помогло победить все трудности. Кроме меня на борту этого судна проходили практику обучающиеся других учебных заведений, в том числе из Новороссийска и Севастополя. На борту «Князя Владимира» среди членов экипажа также работает единственная представительница прекрасного пола на должности вахтенного матроса.

Во время практики я занимала должность пожарного матроса, несла вахты, на которых принимала участие в швартовых операциях и выполняла работу с пассажирами. Впервые мне удалось побывать в открытом Чёрном море, где нас сопровождали стаи дельфинов, и откуда виднелась четкая сине-зелёная береговая линия. А в вечерние часы было приятно стоять на капитанском мостике и наблюдать за сказочно красивыми закатами солнца. Но не всегда погода радовала нас. Ведь  море — это стихия. Не обошлось и без шторма, шквалистого ветра и качки, на которую  жаловались пассажиры. Но, увы, экипажу они не подвластны.

Сейчас я понимаю, что практика — это сложная и ответственная работа. За время практики чрезвычайные ситуации  не обошли нас стороной. В одной из кают, мимо которой я как раз проходила, начался пожар. Открыв дверь,  обнаружила задымленное помещение. Я передала по рации о  пожаре, взяла огнетушитель и принялась тушить. Через несколько минут прибежали электрик и капитан судна, которые оценили мои действия на «отлично».

Вот так незаметно пролетели  два месяца, за которые я приобрела большой опыт, получила много новой и полезной информации, что помогло мне в изучении профессии судоводителя.

 

Аниканов Алексей:

image3 [2]— Это была моя первая практика, проходившая на сухогрузе «Николай Псомиади». Судно река-море плавания перевозило зерно и соль в мешках в порты Турции. Судно начало свой маршрут из Астрахани (по рекам Волге и Дону) в Ростовский порт, где и произвело погрузку насыпных грузов. Далее через Азовское море и Керченский пролив  мы пришли в акваторию  Чёрного моря и через пролив Босфор к берегам Турции. Первая разгрузка была произведена в порту Самсун, откуда балластом мы пошли в Ростов, а уже  оттуда загруженные зерном снова в турецкие порты: Амбарлы и Зейтинбурну. Чтобы прийти в порты Мерсин и Искендерун, где нас загрузили биг-бэг, нам пришлось обойти Турцию с другой стороны, через пролив Дарданеллы.image2 [3]

 

За 2,5 месяца практики мне ни разу не хотелось сойти на берег. Русско-армянский экипаж стал второй семьёй. Всё это время я занимал должность матроса (устранял коррозии, работал болгаркой, красил, следил за чистотой на палубе), нёс шестичасовые вахты, стоя на навигационном мостике,  следил за погрузочно-разгрузочными работами, и даже управлял самим судном.  

 

Чумаков Илья:

image4 [4]— Практику я проходил на буксире проекта «МБ-1220». Всё началось из Северной столицы. Там мы в Большом порте г. Санкт-Петербург зацепили огромную баржу и направились в Астрахань, по пути заходя в города Городец и Нижний Новгород. Я никогда не видел настолько больших барж, как эта — она была высотой с семиэтажный дом. Поэтому нам помогал буксир-толкач — мы шли в три хода. От Нижнего Новгорода до Астрахани мы дошли примерно за полтора месяца, пройдя все водохранилища.

На Ладожском озере мне разрешили управлять буксиром. image5 [5]В тот момент я подумал, что территория России просто необъятна, раз даже на озере не видно берегов… Когда мы входили в устья рек, управление буксиром становилось проще, но появлялась необходимость быть предельно внимательными, так как рыбаки-любители на лодках часто заплывают на судовой ход.

Приходилось выполнять различную, но в то же время интересную работу. За время практики я научился измерять уровень воды и топлива, а также запускать двигатель, чего раньше мне делать не приходилось.  

 

Георгий Кореневский:

image6 [6]-Уже вторая практика показывает, что в море нельзя расслабляться и надо быть готовым ко всему. В этом году вторым моим домом стал теплоход «Игарка», принадлежащий Московской компании «СК Фили». На протяжении двух месяцев судно доставляло пшеницу в Турецкие порты: Самсун, Текирдаг и Бартын из отечественных городов Азов и Ростов. Обратно мы возвращались пустые, и лишь один раз, перевезя из Бартына в Ростов гипс в биг-бэгах. Также мы побывали в крупнейшем порту Грузии-Поти. Эта страна покорила меня своими пейзажами, многообразием природы, кухней и менталитетом местного населения.

На выходе из порта Грузии на нашем судне произошло происшествие.  Я по заданию капитана отправился на обход судна и, проверяя трюма, обнаружил воду в одном из них. Оказалось, что перетёрлась труба, и вода из четвёртого балласта через колодец  стала поступать в трюм. Старший механик, второй механик и боцimage7 [7]ман вскрыли крышку балластного танка и заварили трубу.

За время практики не раз попадали в шторм, но для меня этот шторм не вызвал удивления. Он казался ничтожно слабым по сравнению со штормами  прошлого года, когда я ходил на парусном учебном судне «Надежда» по Японскому и Жёлтому морям. Тогда, на пути из Японии в Китай мы попали в 7-ми бальный тайфун. Последствием тайфуна стали два порванных паруса, которые мы в дальнейшем отремонтировали по приказу капитана.

Как практикант, большее количество времени я работал на палубе: занимался устранением коррозий и покрасочными работами. Вместе с другими членами экипажа успели покрасить большую часть парохода: фальшборта, крышки трюмов, комингсы, подволок и, конечно же, палубу вокруг надстройки. Так же в мои обязанности входило несение вахт.

Больше всего image8 [8]я рад, приобретённому опыту, в частности, благодаря Цыгадинову Илье Николаевичу, который, кстати, является выпускником МГАВТ, а ныне занимает должность старшего помощника капитана. Приятно работать с человеком, который когда-то был таким же курсантом, как я, а теперь достиг такого высокого звания. За время практики экипаж  стал для меня семьёй. Отношения на борту были самые добрые и уважительные.

На мой взгляд, данная практика была сложнее прошлой, хотя география оказалась не такой обширной (в прошлом году мы побывали во Владивостоке, в Японии и Южной Корее). С каждым выходом в море меня всё больше и больше притягивает эта работа. Растет желание бороздить необъятные просторы океанов и морей. Я по-прежнему хотел бы связать судьбу с танкерами, возможно, даже попробовал бы работать на нефтяной платформе.

 

Даниил Воинов:

image9 [9]— Это моя вторая практика на судне компании «Совкомфлот». В этом году я работал на борту танкера-газовоза SCF «Mitre», перевозящем сжиженный природный газ — метан при температуре около минус 163 градусов по Цельсию.

Район плавания получился очень обширным. Всё началось со страны восходящего солнца — Японии, куда я прибыл заранее. Оттуда мы пару раз сделали виток по Тихому океану, между Японией и Австралией. Затем, забункеровавшись в Корее, отправились в США через новый Панамский канал. В американском порту Cove Point, после погрузки, мы сразу же взяли курс на Чили — в порт Quintero. После  мы пошли на Перу, а оттуда направились в Испанию через проливimage10 [10] Дрейка и мыса Горн. Там я вспомнил предание, как во времена деревянного судостроения, моряку, обогнувшему мыс Горн под парусами, разрешалось проколоть левое ухо и носить серебряную серьгу.  Что касается пролива Дрейка — это легендарное место для всех моряков. Там практически всегда бушуют сильные ветра, и стоит неспокойная погода. Именно в том месте мы попали в 9-бальный шторм, из 12 возможных по шкале Бофорта. Шторм сопровождался шквалистым ветром 20-24 м/с,  однако, нашему судну с такими размерами подобная погода не страшна.  Прибыв в Испаниюimage11 [11] и пройдя Гибралтарский пролив, мы зашли в порт для бункеровки, затем  вернулись обратно в Атлантику.

Практика пролетела очень быстро…Возможно, благодаря тому, что она прошла в дружном коллективе из 30 человек.

Я считаю, что роль судоводителя на судах сейчас важна не менее чем раньше. Ни для кого не секрет, что работа современных штурманов значительно отличается от того, чем занимались наши коллеги ранее. Обязанности современного штурмана связаны не только с управленческой работой, но и заполнением документов и отчётов, касающихся эксплуатации судна. Управление экипажем и грамотное распределение задач — неотъемлемая часть нашей работы. Профессию судоводителя нельзя недооценивать, потому как техника ещё не дошла до такого этапа в своем развитии, чтобы не нуждаться в контроле. Поэтому важные вопросы на борту, в том числе и вопросы, касающиеся решения чрезвычайных ситуаций  принимает человек.

 

Китаева Юлия,

студентка Судомеханического факультета МГАВТ.